Дети ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дети ночи » мы пишем » Видения поражения.


Видения поражения.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I.
Кричащий человек, поднимающий гниющую руку, желтеющую истлевшими костями,
Тьма непроглядна, а ее движение вечно; вот горящий, корчащийся в агонии чумы город, опутанный плетью душ, кричащие, изуродованные проказой лица, десятки сваленных в кучу трупов, источающих смрад гниения, в темных закоулках города, горящий, полуразрушенный дворец, трупы королевской четы на грязных, покрытых человеческой кожей, с вкраплениями вырезанных глаз, врезанных в дерево костей, кольев….
Разрушенный до основания храм Света, разорванные тела жрецов и магов… Рука на грязных, истлевших ступенях, окровавленная голова, с вырезанными глазами и вырванным языком, труп с распоротым животом, вырванными кишками, валяющимися рядом, вырезанным сердцем, над ним уже летает несколько мух…..
Тени бессмертных, вечно проклятых растворяются в тумане… Вот король обломал кол, на котором был распят, и нетвердой походкой пошел к воротам… Младший сын короля, вырвав из глаза стрелу и сломав свой кол, на руках пополз к ближайшей горе трупов…
Мертвец, заталкивающий в пасть кусок чьей-то головы… Два некроманта в черных робах, стоят над сшитым из разных трупов монстром… Мертвецы, равнодушно подбирающие и складывающие трупы в мясной вагон…. Поднимающиеся мертвецы, с глухим ворчанием отряхивают с себя остатки сгнившей и гниющей плоти…. Умирающие от чумы и проказы люди, в бессильной ненависти проклинающие небеса….
И мрачная фигура всадника с накинутым на голову капюшоном, в черно-серебряной робе, на коне с горящими черным пламенем глазами, с косой Смерти в руках, и два мага в черных мантиях рядом…..
                                                                                                                Лорд Ворон.

II.
Огромный город, заполненный огнями факелов, расцвеченный фейерверками, наполненный праздничным гулом множества людей. Садится солнце, тихий летний вечер наполнен звуками праздника. На главной площади собралось множество танцующих, поющих или просто пьющих людей. Всюду раздаются разноязыкие возгласы. Рядом с городскими воротами толпа окружает привязанного к столбу мага в черной робе с серебряно-пепельными волосами. Отовсюду слышны выкрики, и только узкое кольцо стражников не дает людям разорвать мага на куски. Вот к будущему костру поднимаются судья, священник и местный глава гильдии магов. Они зачитывают список прегрешений и спрашивают о последнем желании. Маг поднял голову и взглянул в лица своих палачей. И улыбнулся.
Священник бросает горящий факел в груду сухого дерева. Огонь занимается тотчас. Троица разворачивается и отходит. Священник бормочет заупокоенную молитву. Над миром всходит луна, больше похожая на обглоданный череп. И тут же рваные облака закрывают ее жуткую ухмылку. Далеко на западе раздается чей-то крик. На площади перед воротами гробовая тишина. Маг по-прежнему улыбается, глядя на толпу. Слегка презрительно, немного насмешливо.
И как только огонь касается ног мага, тяжелые стальные ворота начинают рушиться. Пламя поменяло цвет на бледно-зеленый и лизнуло цепи, стягивающие Темного. Ворота рухнули, цепи рассыпались. Некромант мягко ступил на каменную мостовую. А сквозь проржавевшие ворота ровными рядами, не сбиваясь с шага, шествовала армия, распространявшая вокруг себя мор и чуму, ужас и смерть, разложение и тлен. Белесые лица полупрозрачных призраков, мерцающие в темноте костяки вооруженные чем попало, полуразложившиеся трупы, гордо прошли мимо трех парализованных стариков и скромно стоящего рядом с пылающим бледно-зеленым огнем Смерти некроманта стройные колонны закованных в черные доспехи Рыцарей Смерти, и наконец, неслышными тенями, распространяя вокруг ауру холода и страха, прошли вампиры. Королевский дворец объяли облака чумы, из города доносились крики умирающих людей. Некромант мягко повел рукой и тут же пара вампиров потащила вяло сопротивляющихся священника и Архимага к ближайшим церковным алтарям. Некромант холодно улыбнулся в лицо судье, демонстрируя клыки вампира. И выдернув из правого уха серебряную сережку с антрацитом, раздавил в руках. Серебро хрустнуло, антрацит разлетелся во все стороны. И как только последняя антрацитовая искра угасла, плоть судьи начала гнить и разлагаться, его душу черными когтями выдрало из тела, и теперь перед ехидно ухмыляющимся вампиром стояли двое – зомби, едва-едва сохранивший старые черты, и дрожащий призрак, тут же рухнувший на колени перед некромантом. Через час, последние искры жизни города погасли и его улицы заволокло чумным туманом, несшим вонь разложения и смерти.

Так пал один из городов Рассветной Империи, Дал-Шерон. Почти неуязвимый даже для Теневого Легиона, он был взят изнутри благодаря замыслу Риона, Лорда-Владыки вампиров Теневого Легиона. А через неделю после взятия Дал-Шерона мир Рассветной Империи, Нахарим был обращен в огромное кладбище, по традиции Теневого Легиона. Это был седьмой мир, присоединенный к владениям Теневого Легиона и его хозяина и создателя, Лорда Ворона Ацерис.
                                                                                                                                                          Лорд Ворон

III.
Солнце село… Последние лучи солнца исчезли за домами… Солнце село. Эта ночь будет последней.. Потому что рассвета уже не будет. Серый туман покрывает темные улицы.. Невидимые тени скользят под его покровом… Больше нет Света. Погасли все огни этого города, он навечно погрузился во Тьму…. Но вечность – это очень долго, правда? Люди продолжат надеяться, ждать и жить… В надежде, что когда-нибудь, их солнце найдет свой путь.. И вернется к небесам.. И вновь, как столетия назад, далекий за домами города горизонт, подернется дымкой рассвета, и ее прорежут золотые рассветные лучи.. Тьма уйдет, развеется, сгинет, как кошмарный сон.. И вновь можно будет без страха жить. Потому что больше нет вечной ночи, нет вечного страха перед заасфальтированной дорогой, изредка освещенной фонарями – а дальше все сильнее погружающейся во Тьму, нет больше жуткого ощущения, будто из Тьмы кто-то или что-то наблюдает…. Белые полосы на асфальте теряются во Тьме и только кое-где они видны в желтоватой ауре старых фонарей.. И от этого становится еще хуже. Улицы и закоулки города вновь зальет солнечный свет.. Теплый, живой свет живого солнца…………

Вот только все это – впечатляющий самообман, не более того.. Потерянное солнце никогда уже не осветит этот город, никогда не развеется Тьма, и жуткие ухмылки недостроенных домов, грязных, неосвещенных лестничных клеток, развалившихся новостроек будут преследовать тех, кто останется…. И конечно, память. Память о тех местах, что когда-то были полны света и смеха, радости и тепла.. Теперь они залиты Тьмой и ночным туманом, завалены грязью и залиты помоями города. Память о местах, в которых прошло детство… Теперь эти места лишь черные карикатуры на то, что было раньше. Грязь и мерзость. Тьма и Смерть. Запустение и гной некогда большого, сильного города. И память будет терзать их до тех пор, пока последние не уйдут в благословенную Тьму. Найдут свое успокоение и предназначение. Ведь людям это так нужно… Искать предназначение… Тьма не развеется никогда. Потерянный рассвет превратил город в жуткое, мертвое подобие города прежнего. Теперь это мир Тьмы, разбитых ламп, горя, несчастий, смертей, страха и агонии.
                                                                                                     Лорд Ворон

IV.
Взмах, выпад, обманный удар и фонтан крови в небо.

Воин в черном устало взмахнул мечами. Его белые волосы рассыпались по плечам, кроваво-красные глаза с черным зрачком прикрыты. Двое стражей в серебристых доспехах зашли с двух сторон, рассчитывая на усталость противника. У одного – двуручный меч, второй с цепом. Первый страж стар – его волосы уже поседели и глаза выдают истинный возраст полуэльфа. Второй еще молод и горяч, хотя и обладает немалым опытом. Дитя трущоб и помоек, он прекрасно знает, что либо ты убьешь врага, либо он снесет тебе голову. Волосы соломенного цвета отливают слепящим золотом в свете заходящего солнца.
Молниеносный выпад двуручного меча в шею, и тут же цеп движется к ногам одетого в черное воина. Размытое движение в сторону – и оба – и цеп и меч проходят в стороне от эльфа, даже не задевая его. И одновременно с этим два тонких, зловещих клинка черного металла движутся к голове полуэльфа, тот вскидывает меч и одновременно отходит назад… И второй клинок темного разрезает левую руку от кисти до локтя. Небольшой ручеек крови льется на землю. В это же время первый меч отрубает кисть юноше с цепом.
Стремительный, невидимый глазу смертного разворот, и эльф снова стоит в центре поляны с опущенным оружием. Рядом с ним звонко ударяется о камень арбалетный болт, второй пролетает в двух миллиметрах от щеки темного. Он по-прежнему стоит не двигаясь.

Солнце село, последние лучи скользнули по верхушкам деревьев, и мир затопила тьма.
Кольцо стражей плотно обхватило эльфа, не давая ему возможности бежать. Люди решили, что теперь их достаточно, чтобы справиться со странным воином. Два десятка элитных стражей Мелна обнажили оружие.
Темный эльф поднял голову и посмотрел на своих преследователей. И издевательски ухмыльнулся, обнажив клыки вампира. И воины Света дрогнули. Они увидели, как глаза темного залила абсолютная Тьма, как зрачки поменяли цвет на кроваво-красный. Как побледнела кожа эбонитового цвета. Воин отвесил стражам изящный поклон. И еще раз взмахнул мечами.
                                                                                                                    Лорд Ворон

V.
Высокие башни современных небоскребов доставали почти до полной серебряной луны, взгляд вниз – огни огромного мегаполиса, звуки живого города, ощущения миллионов людей живущих там. Чувство пустоты под ногами, и каменный балкон, выполненный в стиле Ренессанса. За спиной закрытые двери старого особняка, стоящего на высокой скале недалеко от города. Звуки ночи стихают, и горизонт начинает светлеть. И с первыми лучами солнца, хлынувшими из-за городских строений, из холодных, предутренних теней хлынул другой мир. Серый, бесцветный, невыразимо скорбный и безэмоциональный. Потоки серого, изгибающегося воздуха, краски начали блекнуть, эмоции гаснуть, разум исчезать… Взгляд на город – теперь это сад мечущихся теней, ночных кошмаров и инстинктивных страхов… Оттуда доносятся вопли ужаса и боли, трупный смрад – и отзвуки вечной скорби, печали и горькой, горькой как старая полынь безнадежности. Огромный небоскреб затянуло серой пеленой – и цвета погасли… Капля крови на моих губах срывается вниз и со звоном разбивается на мириады сверкающих осколков… Взгляд на горизонт – вместо яркого, огненного шара-Солнца там всходит серый комок безотчетной тоски и боли. Лишь бледная тень настоящего солнца… Небо все затянуто серыми облаками.
Я спускаюсь вниз, в город. Взгляд выхватывает полные отчаяния и страха глаза девушки, бегущей к обрыву… Безнадежность в глазах юноши, отгрызающего себе руку… Пустые глаза мужчины, бросающегося с балкона на острые навершия школьной ограды. Печаль и понимание в глазах семилетней девочки, шагающей с подоконника сорокового этажа вперед, на каменную мостовую, холодную, залитую серым солнечным светом…  Холодные глаза женщины, выгрызающей сердце своему ребенку…
Призрак парня, прыгнувшего на кол, торчавший посреди детской площадки, мальчик лет двенадцати, с перезанным собственным отцом горлом… И его призрак, стоящий рядом, над телом и пытливо заглядывающий мне в глаза…  Призрак палача с секирой, бредущий через улицы опустевшего, брошенного города… Изнасилованное тело девочки, с выжженными глазами, вырванным сердцем, призраки ее палачей рядом с трупом – безжизненные, пустые глаза, вырванные языки – и впереди вечность, проведенная в заточении в теле золотой монеты… Как и  у многих, многих в этом городе.
Кто-то хлопает меня по плечу, разворачиваюсь, что-то тяжелое бьет меня в лицо… Падаю, понимая, что голова вряд ли удержалась на шее… Мгновение спустя, через вечный кошмар головной боли я наконец-то вижу предмет, которым меня ударили – это голова той девушки, прыгнувшей в пропасть… Мой палач – трехлетний мальчик, с разорванной кожей, кровоточащими язвами и выжженными глазами… Призрак мальчика… Спустя вечность – последнее, что я вижу - свое тело, из шеи хлещет кровь, и далеко-далеко вверху, истаивающий силуэт ворона………
                                                                                                        Лорд Ворон

0

2

Вот и все - продолжения не предвидится. Если есть какие-то комментарии, высказывайте.

0

3

отлично. Мне понравилось

0


Вы здесь » Дети ночи » мы пишем » Видения поражения.


Создать форум. Создать магазин